Свежие комментарии

  • Виктор Шиховцев
    План перевыполнили?В Москве более 19...
  • Дмитрий Зайцев
    Нехрен было всё разрушать. В СССР была самая мощная эпедемиологическая служба. Врачи, биологи- жизни отдавали в чумны...Медведев предложи...
  • Сергей Дмитриев
    Это какое-то светопредставление. Далась им эта евроинтегация? Особенно Грузии. А почему бы не интегрироваться с Австр...Украина, Молдавия...

«Варя не похожа ни на одну другую синхронистку»: Ищенко об уникальности Субботиной и готовности россиянок к «сюрпризам»

«Варя не похожа ни на одну другую синхронистку»: Ищенко об уникальности Субботиной и готовности россиянок к «сюрпризам»

«Варя не похожа ни на одну другую синхронистку»: Ищенко об уникальности Субботиной и готовности россиянок к «сюрпризам»

Варвара Субботина — уникальная спортсменка, умело сочетающая гибкость с техникой. Своей фактурой она скорее напоминает гимнастку-художницу и не похожа на других синхронисток. Об этом в интервью RT заявила пятикратная олимпийская чемпионка Наталья Ищенко. По её мнению, отказ от погружений из-за повреждения барабанной перепонки делает триумф юной соотечественницы на чемпионате Европы ещё ценнее. Заслуженный мастер спорта также объяснила, почему проблемы с динамиком не помешали дуэту Светланы Ромашиной и Светланы Колесниченко превзойти остальных, а также прокомментировала нежелание Татьяны Покровской показывать судьям произвольную программу до Олимпиады.

— Позволяет ли ваш рабочий график следить за тем, что происходит на чемпионате Европы в Будапеште?

— Разумеется, я слежу. Если не удаётся посмотреть выступления девочек в прямом эфире, то пересматриваю видеозаписи, как только появляется свободная минутка.

— Тогда давайте начнём с сольной победы Варвары Субботиной в произвольной программе.

— Варя — совершенно потрясающая спортсменка. Мне кажется, она не похожа ни на одну другую синхронистку. И делает в воде такие вещи, которые до неё в синхронном плавании не делал никто.

— За счёт чего?

— Варя очень гибкая. По своей фактуре она скорее напоминает гимнастку-художницу. Совладать с подобной гибкостью в воде и не потерять при этом в технике неимоверно сложно. Во-первых, по-другому работает мышечный корсет. Мы привыкли видеть синхронисток более собранными и жёсткими в мышечном плане.

Гиперпластичные девочки появлялись в нашем виде спорта и до Субботиной, но все они были не слишком техничны. В таких элементах, как винты, выталкивания, чрезмерная гибкость мешает. Должно быть, напротив, очень стабильное положение тела. Плюс Варя выступала в Будапеште с серьёзной травмой, из-за чего программу пришлось достаточно сильно изменить. Убрать все погружения под воду.

— Такие изменения облегчают программу, или, напротив, делают её сложнее?

— Для Субботиной задача однозначно стала более сложной. Какой бы насыщенной ни была программа, каждая спортсменка всегда находит моменты, чтобы максимально расслабить мышцы. Уход под воду после винта — это как раз возможность немного отдохнуть. У Вари такой возможности на протяжении всей программы просто не было — она постоянно находилась над поверхностью воды. К тому же любое изменение программы влечёт за собой перераспределение нагрузки, и не всегда спортсмен с этим справляется. Варя справилась. Если бы она сама не рассказала о травме, думаю, никому в голову бы не пришло, что Субботина испытывала какие-то проблемы с погружениями или чем-то ещё.

— А не разумнее было бы вообще пропустить чемпионат с такой травмой?

— Соревнования прежде всего были нужны самой Варе. Очень тяжело заставлять себя тренироваться, зная, что все эти тренировки не заканчиваются победой. Да и зачем отдавать кому-то медали, когда есть такая потрясающая спортсменка? Наверное, было бы не слишком правильно не дать людям возможность увидеть такую красоту.

— Ваш вид спорта приучает девушек стоически воспринимать всё, что с ними происходит. В своё время вы сами освобождали место в сборной для Аси Давыдовой и Насти Ермаковой. Субботина завершила сезон досрочно, но даже если продолжила бы выступать, не факт, что для чемпионки Европы нашлось бы место в олимпийском составе. Не думаете, что в этом есть некая несправедливость?

— У нас ведь достаточно давно практикуется подобная схема. Все знают, что любая спортсменка, которая чего-то достигла, может уйти после Игр, а спустя какое-то время вернуться в команду. И что для неё всегда найдётся место в основном составе при условии, что она вернётся на свой прежний уровень как минимум. В этом году получилось так, что те, кто вернулся, в групповом плане значительно сильнее, чем те молодые девочки, которые претендуют на вакантные места. Точнее — на одно место, поскольку на Олимпийские игры команда не имеет права везти запасных, как это было раньше. Думаю, Варя всё это прекрасно понимала с самого начала, поэтому внутренне была готова к тому, что её время ещё не пришло. А вот следующий олимпийский цикл точно станет её четырёхлетием.

— Светлана Ромашина в дуэте со Светланой Колесниченко выиграла в Будапеште уже 12-ю медаль континентального первенства.

— У девочек тоже не обошлось без приключений — пришлось исполнить техническую программу два раза из-за неисправности динамика. В таких ситуациях бывает довольно сложно настроить себя на повторный старт.

— Согласилась бы с вами, если бы речь не шла о российских девушках. Простите за прямоту, но какая разница, сколько раз выполнить программу в соревнованиях, если в тренировках она прогоняется от начала и до конца по нескольку раз в день?

— Соглашусь. Это вообще отличительная особенность российского синхронного плавания — быть готовым к любому повороту событий. К тому, что заглохнет музыка, к тому, что в группу в экстренном порядке может быть введена запасная участница, как это, собственно, произошло в Будапеште, когда Вероника Калинина заменила Сашу Пацкевич. Думаю, что никто из судей даже внимания на замену не обратил.

Это говорит о том, что запасная спортсменка у нас не просто готова к чемпионату наравне с лидерами группы, но способна встать на любую из восьми позиций и безошибочно отработать всю программу. На Олимпийских играх в Сиднее так же экстренно в группу была введена Юля Васильева. Это не так просто даже психологически.

— Получается, что в тренировках на запасную спортсменку ложится в несколько раз больше работы, чем на тех, кто постоянно стоит в группе на одной и той же позиции?

— Получается, что так. Запасная — это ещё и определенный склад характера. Если случается форс-мажор, далеко не каждая спортсменка способна встать в строй и спасать команду. Поэтому, когда запасной участнице вручается такая же медаль, как тем, кто выступал, это всегда абсолютно заслуженно, на 200%.

— Любимая постановка в синхронном плавании у вас есть?

— «Куклы», которых мы с Ромашиной делали на Олимпийских играх в Лондоне. Там совпало всё: идея, музыка, настроение. Эту программу, знаю, многие вспоминают до сих пор. Так что не только у меня она любимая.

— Программы, которые сейчас исполняют Ромашина и Колесниченко, сложнее тех, что делали в дуэте с Ромашиной вы?

— Они совсем другие. Не перестаю удивляться фантазии наших тренеров, честно говоря. Они постоянно изобретают какие-то новые фишки, элементы, благодаря чему программы с каждым годом становятся всё интереснее и сложнее. Темп, в котором работают две наши Светы, впечатляет, думаю, не только меня. Мало того, что они совершенно безупречно выполняют все предписанные технические элементы, всё это перемежается таким количеством связок, что даже у меня не укладывается в голове, как всё это можно выполнить на одном дыхании.

— Вас, как профессионала, не удивляет, что вот уже 20 с лишним лет к российским синхронисткам никто не может приблизиться?

— На самом деле, это настораживает. Для того, чтобы профессионально расти, спортсмену нужно всегда иметь конкуренцию. Желательно, серьёзную. Совершенствоваться, соревнуясь лишь с собой, невероятно сложно. С другой стороны, чемпионат в Будапеште показал, что отрыв от других стран у России по-прежнему велик, и это не может не внушать оптимизма.

— Чемпионат Европы в олимпийский год чем-то отличается от прочих?

— Конечно. Во-первых, судьи тебя оценивают с прицелом на Игры. Понятно, что права на ошибку у российских спортсменок никогда нет, но олимпийский сезон требует ещё более полной отдачи. Нынешний чемпионат особенный ещё и потому, что это первый старт после долгого перерыва. Если не ошибаюсь, для Ромашиной и Колесниченко чемпионат стал первым турниром, где они влились в состав группы. Плюс тактика. Например, в Будапеште наша группа не выступает с произвольной программой, потому что постановка новая, делалась специально под Олимпиаду, и Татьяна Покровская (главный тренер сборной России. — RT) не хочет показывать её раньше времени. Впечатления ведь всегда ярче, когда видишь программу впервые.

— Разве это не рискованно — везти на Олимпиаду «необкатанную» постановку?

— Она накатывается до автоматизма во время тренировок. Плюс есть такая вещь, как имитация: перед важным стартом на «Круглое», где мы постоянно тренируемся, приглашаются специалисты, судьи, и идёт самый настоящий соревновательный прогон. Адреналина всем точно хватает.

— Не скучаете по всему этому?

— Знаете, нет. Меня совершенно не ломало от мысли, что со спортом покончено. Видимо, я сделала в синхронном плавании всё, что могла, добилась всего, чего хотела. И мотивация продолжать тренировки как-то моментально закончилась.

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх